Главная » Статьи » Виндикация

Виндикация

Опубликовано: 15.06.2009


При рассмотрении корпоративных споров зачастую возникают сложности с определением момента возникновения права на долю участника общества с ограниченной ответственностью. Он определяется по-разному в зависимости от того, какой используется механизм защиты этого права (виндикация, признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права).
 
Виндикация
 
Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Законодатель, признавая за долей в уставном капитале ООО правовой статус имущества, устанавливает возможность истребования данного имущества из чужого незаконного владения. В случае применения собственником доли виндикации как способа защиты нарушенного права доля истребуется из чужого незаконного владения и переходит к участнику общества с момента вступления решения суда в законную силу. При этом исполнение решения о передаче доли не подразумевает ее фактической передачи как материального объекта.
Таким образом, в случае виндикации доли участник общества вправе осуществлять предоставленные законом права с момента вступления решения суда в силу. Любые такие действия в период с момента неправомерного отчуждения принадлежащей лицу доли до вступления в силу решения арбитражного суда должны быть признаны незаконными (Постановления ФАС ПО от 29.11.2005 N А55-2721/05-40, ФАС МО от 18.10.2005, 11.10.2005 N КГ-А40/9908-05).
ВАС РФ подтверждает право на виндикацию акций независимо от формы ценных бумаг (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.09.2006 N 4375/06), а Девятый арбитражный апелляционный суд в своем Постановлении от 12.09.2008 N 09АП-10835/2008 говорит о возможности реституции акций по ничтожному договору. Что же касается доли в уставном капитале ООО, то здесь отсутствует необходимость восстанавливать в каком-либо реестре записи о принадлежности доли участнику общества на его лицевом счете. Это подтверждает, что правомочия участника общества в случае виндикации как вещно-правового способа защиты возникают с момента вступления решения суда в законную силу и не вызывают необходимости совершения иных действий по восстановлению статуса участника общества.
Пунктом 6 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" установлено, что только приобретатель доли (части доли) в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступке. Таким образом, в случае принятия судом решения об истребовании доли из чужого незаконного владения истец не приобретает долю по смыслу названной законодательной нормы и возвращает статус участника общества одновременно с получением доли.
Судебная практика не дает четкого ответа на вопрос о правовой возможности виндицировать долю в уставном капитале ООО. Так, в Постановлении ФАС УО от 26.04.2004 N Ф09-1098/04-ГК указано: поскольку доля участника ООО не является вещью, обладающей индивидуально-определенными признаками, позволяющими отличить ее от других, то доля не может быть предметом виндикации. Это является главной мотивировкой принятого судебного акта, что представляется неверным.
Вне рамок уставного капитала определенного общества доля имеет размер, обозначаемый арабскими цифрами и выражаемый в процентах или в виде дроби. При обозначении доли в уставном капитале конкретного юрлица указывается его индивидуализирующее фирменное наименование. Доля имеет следующее обозначение: указание на принадлежность к уставному капиталу конкретно-определенного юрлица с исключительным правом данного лица на свое фирменное наименование; обозначение размера доли в виде арабских цифр; определение доли в виде дроби или процентов. Указанные обозначения представляют собой индивидуально-определенные признаки доли.
Рассмотрим вопрос о наличии у доли индивидуально-определенных признаков внутри уставного капитала одного юрлица. Проблемы и необходимость индивидуализировать долю для истребования в данном случае могут возникнуть только при виндикации доли (части доли) от лица, имеющего в собственности иные доли этого юрлица. Доля имеет цифровое обозначение, позволяющее ее определить и истребовать по количественно-цифровым характеристикам. Отметим, что любая доля по своему правовому содержанию идентична такой же по размеру доле, а одна из двух одинаковых долей не может быть по-разному связана с владельцем и иметь отличные материальные характеристики. Поэтому указание на невозможность индивидуализации доли, подлежащей виндикации, от лица, обладающего иными долями этого же юрлица, не имеет правового значения.
Кроме того, отрицая возможность истребования доли по причине отсутствия индивидуально-определенных признаков, отрицается возможность истребования доли у лиц и при отсутствии у них других долей этого же общества, а также в случае истребования доли в размере 100% уставного капитала. Вместе с тем в данном случае доля обладает как минимум тремя индивидуально-определенными признаками.
Позиция об отсутствии правовой возможности истребования доли из чужого незаконного владения, но с иным подходом к последствиям недействительности сделок изложена в Постановлении ФАС ПО от 28.01.2005 N А72-5763/03-И358. Там отмечается, что доля участника ООО, удостоверяющая обязательственные права участника по отношению к данному обществу, не обладает признаками индивидуально-определенной вещи, ее нельзя квалифицировать как вещь, которая может быть предметом виндикационного иска. Поэтому по спорам, связанным с возвратом долей участия в ООО, законным владельцам в виде применения последствий недействительности сделки или истребования имущества из чужого незаконного владения положение ст. 302 ГК РФ применению не подлежит. По данной категории споров последствием недействительности сделок должно являться восстановление записи о законном собственнике доли в ЕГРЮЛ.
Вместе с тем в силу п. 3 ст. 19 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в случаях, предусмотренных федеральными законами, внесенные в учредительные документы изменения приобретают силу для третьих лиц с момента уведомления регистрирующего органа о таких изменениях. По нашему мнению, момент приобретения силы изменений в учредительные документы для третьих лиц не может подменять последствия недействительности сделки и возврата имущества в порядке реституции.
Кроме того, возврат доли участнику ООО и возможность осуществления участником своих правомочий относятся к внутриорганизационной сфере управления обществом, а результаты реализации полномочий его участником в сфере управления приобретают силу для третьих лиц с момента уведомления регистрирующего органа. Данный вывод косвенно подтверждается Постановлением ФАС УО от 26.06.2008 N Ф09-4499/08-С4, в котором указано, что положения законов об ООО и о госрегистрации не связывают возникновение (прекращение) полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в ЕГРЮЛ таких сведений.
Иного мнения придерживается ФАС МО. По мнению данного суда, практика исходит из возможности признания права собственности на долю в уставном капитале ООО. Поскольку правовая ситуация, возникающая при выбытии из владения участника хозяйственного общества принадлежащих ему долей (акций) едина, следует исходить из применения одинакового механизма защиты прав собственника доли и бездокументарной акции. Иными словами, при нарушении права собственности на долю в уставном капитале ООО следует применять такие способы защиты, как реституция и виндикация (Постановление от 28.08.2007, 04.09.2007 N КГ-А40/8239-07).
 
Признание права
 
Рассмотрим следующий пример. В Постановлении от 31.07.2007 N А10-4762/06-Ф02-4745/07 ФАС ВСО указал, что по правилам п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения. Значит, договор купли-продажи доли от 09.04.2004 N 4/04 не повлек возникновения права собственности на долю в уставном капитале ООО "КЦ "Таряан" у покупателя по договору - ОАО "Бурятхлебпром". ОАО, не обладая правом собственности на 100-процентную долю в уставном капитале ООО, не имело права распоряжаться ею (ст. 209 ГК РФ). Далее указывается, что исходя из заявленного истцом требования о признании права на долю в уставном капитале арбитражный суд учел тот факт, что совершенные сделки по отчуждению доли в уставном капитале ООО юридических последствий не повлекли. Суд обоснованно пришел к выводу об удовлетворении иска, так как доля в уставном капитале ООО по-прежнему принадлежит ОАО "Улан-Удэнский хлебозавод N 1 "Таряан" как единственному учредителю и участнику общества. Из Постановления следуют два важных вывода.
Во-первых, в случае признания договора недействительным подлежит удовлетворению и требование о признании права собственности на долю. Реституция в таком случае не применяется.
Во-вторых, в случае признания права собственности на долю как правового последствия признания договора недействительным это право принадлежит истцу - оно не переходило к другому лицу. Право не возникает вновь, а подтверждается решением суда и существует в течение всего времени неправомерного отчуждения доли и судебного разбирательства, и, как следствие, лицо в любое время в течение спорного периода вправе реализовывать полномочия участника общества.
Итак, при одинаковых условиях недействительности договора, но при различных способах защиты правовых последствий недействительности договора (реституция или признание права) моменты возникновения права участника ООО на долю не совпадают, что может привести к злоупотреблениям.
 
Восстановление
 
Президиум ВАС РФ указывает: ст. 12 ГК РФ предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права (Постановление от 03.06.2008 N 1176/08).
В области корпоративных отношений реализация данного способа защиты прав может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества исходя из того, что он имеет право на такое участие в товариществе или обществе, которое имел бы при соблюдении требований законодательства. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.06.2008 N 5539/08 приведенная формулировка дополнена словами "действуя добросовестно и разумно". Согласно п. 3 ст. 10 ГК РФ разумность и добросовестность действий участников гражданских правоотношений предлагаются в тех случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно.
Фактически ВАС РФ установил, что возможность восстановления корпоративного контроля ставится в зависимость от того, были ли действия истца разумными и добросовестными. Как указано, разумность и добросовестность истца по данной категории дел являются законодательной презумпцией, и на другой стороне в споре лежит бремя доказывания обратного как основания для отказа в удовлетворении иска.
При применении такого способа защиты право на долю у истца возникает только после вступления решения суда в законную силу. Восстановление корпоративного контроля как проявление в корпоративных правоотношениях более универсального и общего способа защиты "восстановление положения, существовавшего до нарушения права", предполагает совершение действий в отношении истца, возврат определенных полномочий, имущественных прав, которые у истца выбыли. При этом восстановление положения, существовавшего до нарушения права, - это самостоятельный способ защиты. Его нельзя назвать ни признанием права, ни истребованием доли или применением реституции.
 
Назад к статьям

2009-2017 © Международная юридическая компания.
Все права защищены.