У предпринимателя-банкрота существенно сокращается дееспособность

Опубликовано: 22.04.2015


У предпринимателя-банкрота существенно сокращается дееспособностьЗакон о банкротстве написан в расчете на банкротство исключительно компаний, так как закрепляет нормы, по которым при банкротстве компании директор лишается полномочий и передает их конкурсному управляющему. Однако гражданин-предприниматель не имеет директора. Таким образов вправе ли гражданин, признанный банкротом, совершать какие-либо сделки самостоятельно? Закон o банкротстве не предоставляет ответ на этот вопрос. Однако ВАС РФ усматривает ничтожность сделок такого должника по распоряжению имущества, которое составляет конкурсную массу, в случае их совершения после открытия конкурсного производства.

Иначе говоря, должнику запрещается совершать любые сделки, a не только сделки по распоряжению имуществом. Принимать на себя обязательства должник также не вправе, ведь они должны восприниматься как распоряжение денежными средствами, в которых должник также ограничен. Должник фактически может совершать только сделки, направленные на удовлетворение его личных и бытовых потребностей, но только за счет имущества, не включенного в конкурсную массу. Судебная практика практически не имеет случаев, которые могли бы показать исключение, o котором идет речь. Поэтому должнику стоит воздержаться практически от любой сделки.

Закон напрямую не решает вопрос с ответственностью должника-предпринимателя за нарушение правил об ограничении его дееспособности. Представляется, если должник нарушит правила, к примеру, сокроет от управляющего ценное имущество и распорядится им, то данные действия стоит рассматривать как злоупотребление правом, которые приведут к главной санкции, угрожающей должнику-предпринимателю при банкротстве – неосвобождение от долгов.

Конечно же, возникает немаловажный вопрос o защите добросовестных лиц – покупателей имущества должника. Видимо шансы контрагентов быть добросовестными должны быть минимизированы за счет публикации информации о банкротах в газете «Коммерсант». В то же время в течение срока между принятием судебного акта o признании должника банкротом и датой публикации такой информации в СМИ, покупатель имущества должника является добросовестным. Было бы правильным подумать о защите таких покупателей. К примеру, должник сдал в ломбард драгоценности до момента опубликования информации о его банкротстве. Если выступать в защиту ломбарда, то сделку залога необходимо считать действительной. Однако, возможно интересы конкурсной массы достойны большей защиты. В таком случае управляющий вправе требовать у ломбарда возврата драгоценностей в конкурсную массу, в свою очередь ломбард вправе требовать возврата денежных средств как текущее требование, к сожалению, ничем необеспеченное.

ВАС РФ не дает ответа на данный вопрос, однако избранная им санкция в виде ничтожности сделки, скорее всего, говорит в пользу второй из описанных ситуаций. Ничтожность сделки нельзя ставить в зависимость от добросовестности сторон, так как придется практически каждому участнику давать оценку добросовестности. Для дачи оценки добросовестности есть судебные органы. Однако суд дает такую оценку только при оспаривании сделок.

Назад к статьям

2009-2019 © Международная юридическая компания.
Все права защищены.